Ассоциация менеджеров жилищного и коммунального хозяйства


yaostrov.ru

Когда с проверкой приходит прокуратура…

Александр Толмачёв рассказал о том, кому грозит такой контроль, какие нарушения могут инспектироваться и как можно защитить своё предприятие от возможных последствий.
09 февраля 2017

 

Генеральная прокуратура представила доклад о правонарушениях в сфере ЖКХ за 2016 год по итогам проверок отраслевых организаций. Как показывают результаты, всего было выявлено 318 тысяч нарушений, к ответственности привлекли 63 тысячи должностных и юридических лиц, внесли более 74 тысяч представлений, объявили больше 18 тысяч предостережений и завели 790 уголовных дел. Больше всего противоправных действий было выявлено в Свердловской и Сахалинской областях, в Кабардино-Балкарской Республике.

Среди самых распространённых нарушений — затягивание сроков капитального ремонта, высокая задолженность коммунальных организаций перед ресурсоснабжающими, излишние начисления при управлении МКД, а также злоупотребления связями с должностными лицами.

Тем не менее «жертвой» прокурорской проверки может стать организация, у которой нет намерения нарушить закон, так как причиной санкций со стороны органов контроля могут быть элементарное незнание нюансов профильного законодательства либо ошибки. Поэтому очень важно понимать, можно ли подготовиться к проверкам со стороны прокуратуры и как стоит вести себя с проверяющими?

Александр Васильевич Толмачёв, заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук, профессор, ответил на эти вопросы для портала АМ-ЖКХ:

«Начнём с самого главного: кто кого имеет право проверять. Если управляющая компания занимается только управлением жилым фондом и не имеет отношения к коммунальным ресурсам, её будет один раз в три года проверять жилищная инспекция, а прокуратура не будет иметь отношения к контролю. Она вмешается только в том случае, если жилищная инспекция выявит какие-то серьёзные нарушения, и только тогда будет уточняться, законно или незаконно управляющая организация ведёт свою деятельность.

Если речь идёт об организации, которая имеет отношение к ресурсам (через которую проходят газ, канализация, водопровод), тогда не жилищная инспекция, а именно прокуратура имеет право самостоятельно проверять по вопросу, например, жалоб, связанных с повышением тарифов. Ситуация: в регионе установлен тариф в размере 1 рубля, а компания берёт 1,20 рубля. Жалоба со стороны жителей или предприятия, которое не довольно таким тарифом, — и прокуратура имеет право проверить организацию, которая должна обосновать такое повышение. Если же этот тариф установлен депутатами законодательного собрания, то данный вопрос будет решать вышестоящая инстанция — не местная прокуратура, а Генпрокуратура».

Эксперт подчеркнул, что коммунальные ресурсоснабжающие организации могут устанавливать завышенные тарифы по тем причинам, что им либо не хватает денег, либо это решение принимает депутатское собрание, причём уровень тарифа может повыситься в 2–3 раза. После таких действий последует не только прокурорская проверка, но и суд. В большинстве подобных случаев органы власти проигрывают, так как тарифы устанавливаются региональной комиссией, и если власти субъекта Федерации не были против их повышения, то прокуратура не может ничего предъявить ресурсоснабжающей компании.

Более того, государственная политика в сфере ЖКХ такова, что тарифы растут каждый год в среднем на 20%. И зависит это не от руководителей предприятий, связанных с ресурсами, и управляющих организаций, а от властей, которые принимают меры по привлечению инвесторов именно в коммунальное, а не жилищное хозяйство. Тарифы повышаются с той целью, чтобы обеспечить привлекательность сферы для бизнеса. Однако прокуратура будет проверять как раз «ресурсников» по вопросам увеличения цен.

Александр Толмачёв также обратил внимание на одно из нарушений, указанных в докладе Генпрокуратуры, — затягивание сроков капитального ремонта. «Управляющая компания, которая занимается организацией общего имущества дома, никакого отношения к капитальному ремонту не имеет. Для этого существует региональный фонд, куда закладываются деньги собственников. Через его оператора в каждом субъекте Федерации компании по тендеру получают задачи, связанные с капремонтом дома, и, конечно, никакая управляющая компания здесь не участвует, потому что у неё другая специализация. А претензии собственников жилья к качеству капитального ремонта часто направляются как раз управляющим компаниям, но это неверно, потому что тут надо обращаться именно к региональным фондам, которые определили конкретную строительную компанию на капитальный ремонт, либо напрямую к ней, если её нашли сами жильцы. Тем не менее здесь прокуратура тоже роли не играет, так как там ссылаются на то, что это гражданско-правовые отношения, хозяйственные споры. Поэтому строительные компании, занимающиеся капремонтом, могут не опасаться таких проверок», — рассказал эксперт.

Он добавил, что есть способ избавиться от лишних проверок и организовать деятельность наиболее эффективным образом:

«Если дом занимается самоуправлением, то есть создан либо жилищный кооператив, либо организовано товарищество собственников жилья, то всё имущество находится в общей долевой собственности, которым управляют жильцы. Их никто проверить не может, потому что они не лицензируются, — это нужно только коммерческим управляющим организациям. Сами собственники принимают решения о том, что та или иная компания будет заниматься ремонтом и на определённых условиях. И опять же — генпрокуратура здесь не причём. Поэтому совет нашим собственникам, нашим жителям, а также компаниям, которые хотят избежать ненужных проверок, что со стороны прокуратуры, что со стороны жилищной инспекции, — нужно уговаривать людей на переход к самоуправлению, так как это и затевалось при нашей жилищно-коммунальной реформе ещё 20 лет назад. И подписывать договоры нужно с этими же кооперативами и товариществами. Вот только так можно избежать и проверок, и проблем, и, конечно, сэкономить деньги».

А что же стоит делать ресурсоснабжающим организациям, которым грозят прокурорские проверки в случае расхождения их тарифов с региональными? Чаще всего повышение цен происходит из-за нехватки средств для работы предприятия, и они сами объясняют это либо необходимостью ремонта, либо неплательщиками. Эксперт рекомендует направлять проверяющих от прокуратуры именно к должникам. «Но парадокс заключается в том, что из всех долгов по стране (примерно триллион рублей) где-то 70% — это долги юридических лиц, чаще всего — бюджетных организаций. И получается, что если те же “ресурсники” попросят о помощи прокуратуру, чтобы вернуть средства от бюджетных организаций, то она, скорее, откажется, аргументировав это тем, что в бюджете нет денег, и предприятиям нужно как-то выкручиваться самостоятельно. Смысл выживания ресурсоснабжающих организаций только в том, чтобы направлять проверяющих в русло сбора средств с должников», — рассказал Александр Толмачёв. 

Материал подготовила Анна Донцова.



Мы готовы

поделиться знаниями по вопросам управления:

Подписаться
Copyright 2014-2015